Суббота, 25.11.2017
Сифоров Валерий
Категории раздела
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 115
Форма входа
Главная » Статьи » Мои статьи

"Счастливой Пасхи"

«Счастливой Пасхи»

 

Мог ли я, в возрасте сорока  лет, в одна тысяча девяносто девятом году, предположить, что те события, которые происходили тогда в мире, а именно на территории бывшей Югославии, коснутся и меня, но уже спустя пятнадцать лет?

Да и много ли я тогда знал об этих событиях, а тем паче задумывался. Видно, всё же только личный опыт и переживания способны разбудить спящее сознание. А так, работа, дети, дом, вот и всё мировоззрение.

Но, чтобы вспомнить о трагедии югославских народов, вернёмся для начала в год 2006-ой.

Югославский сценарий

Селение Мердаре. Косово. Сербия. 2006 год

В этом селе была организована передача останков убитых сербов, найденных в разных частях сербского Косово.

Не все из сербов в 1999 году захотели уйти вместе с войсками и бросить свои дома. Кто знает, если бы они знали наперёд, какую цену им придётся заплатить за это, как бы они поступили.

Вспоминает Томислав Симонович:

- У моего брата был такой характер, что он не захотел уходить с нашими войсками. Сказал, что он свой, среди своих. Он верил в то, что немецкий контингент, который пришёл, может обеспечить порядок. Он никогда не участвовал в никакой войне и поэтому считал, что с ним ничего не может случится.

Теперь в этом селе, в закрытых гробах передают останки тех, кто тогда в 1999 году остались  и не бросили свои дома.

Они поверили обещаниям, что будут надёжно защищены. Но на деле всё оказалось совсем наоборот. На убийство сербов албанцами, силы, призванные их защищать, смотрели с равнодушием наблюдателей, нисколько не препятствуя массовым убийствам сербов.

Вмешательство ведущих европейских держав во главе с США во внутренний конфликт между сербами и албанцами, до этого живущими в одной стране, привело к трагедии, о которой и по сей день, ни один европейский или американский политик не хочет вспоминать.

Весна 1999 года

Под предлогом спасения албанского большинства от сербских репрессий, страны НАТО вмешались во внутренние дела суверенного сербского государства.

Сегодня в Косово проживают 240 тысяч сербских беженцев, которые не могут вернуться в свои дома, а право Сербии на эту свою землю, поставлено под сомнение. Сегодня здесь в Косово размещена самая крупная военная база США в Европе, а местные албанцы, которые, кстати, не так давно по историческим меркам были сюда переселены, выбирают новое название для этого края.

Но давайте попробуем разобраться в сути конфликта.

28 июня 1389 года произошла битва на Косовом поле. Войско турецкого султана Мурата вторглось на Балканы. Цель – Центральная Европа. От её исхода зависела судьба всей Европы.

Воины во главе с сербским князем Лазарем предприняли отчаянную попытку остановить продвижение вглубь континента силы до этого момента не знавшие поражений. Тогда это была Турецкая Османская империя. Победа не досталась никому. Сербов было вдвое меньше. Несмотря на это, турки отошли, но вернувшись, не встретили никакого сопротивления. В этой битве погибло и всё сербское войско и само государство сербов. Для Европы это обернулось янычарами под стенами Вены, для христианства стало шагом к падению Константинополя, для сербов – начало пяти веков османского страшного ига и символом готовности народа к самопожертвованию.

Именно через Косово сегодня  происходит проникновение и наступление исламского фундаментализма в Европу. И сербы, оказавшиеся на пути албанцев, в очередной раз,  стали досадной помехой.

Нинослав Ранджелович впервые попал в Косово в ноябре 1998 года. С этого момента край стал для него жизнью. Профессор философии, теолог, Нинослав тогда себе и представить себе не мог, что обычная попытка сопоставить себе то, что ему рассказывают с тем, что есть на самом деле, столь круто изменит его жизнь. Благополучный обладатель американского паспорта, уехавший из Югославии ещё в середине восьмидесятых, он неожиданно для всех забросит науку, карьеру, жену, да и Америку, где всё это было.

Я взял на себя смелость пересказать содержание документального фильма, в основу которого положены кадры, отснятые Нинославом Ранджеловичем - «Косово. Как это было», поскольку считаю, что и литературная версия содержания этого фильма, может сыграть свою роль в деле понимания и осмысления того, что происходит не только на земле моего родного Донбасса, но и в России.

Все эти годы Нинослав снимал кино с американской дотошностью. Голод, холод, отчаяние, ни вообще не абстрактно, а в каждом конкретном случае с датой и местом съемки. Свои фильмы он называет свидетельскими показаниями.

С лёгкой усмешкой он говорит, что старит только мгновенный страх. Ежедневный кошмар, растянутый вот уже скоро на 9 лет, превращается в один день, невероятно длинный день, снятый им на плёнку.

Для запада это свидетельство того во, что превращается жизнь каждого конкретного человека в результате войны за права человека вообще, для Белграда, напоминание о том, что за статистикой изгнанных, похищенных и униженных стоят судьбы всё ёщё живых людей.

Батайница. Сербия. 2007 год кладбище. Отец принёс игрушку на могилу трёхлетней дочери. Годы жизни 1996 – 1999. На фото милая жизнерадостная крохотная девчушка.

Одна из сотен кассет бомбы разорвалась именно таким образом, что убила эту малышку у себя в доме, чуть раньше или чуть позже, её спасла бы стена. Взрыв произошёл ровно напротив форточки и куски искореженного металла не оставили никаких шансов ребёнку.

И в этой невероятной точности было что-то сверхъестественное.  

Бомбардировка Югославии началась в последнюю неделю марта 1999 года и с этого момента шла по нарастающей. 78 дней бомбёжки. В первые дни войны жители крупных городов во время налётов спускались в бомбоубежища, но потом привыкли и перестали.

Всё это впоследствии назвали «случайностью». К моменту окончания бомбардировки в списке таких «случайностей» окажутся жилые кварталы в городе Ниш и городок Лесковац на юге Сербии. Под бомбы попадут колоны албанских беженцев, пассажирский поезд, рейсовый автобус с сербами, сотрудники китайского посольства в столице, журналисты «Вечерних Новостей» в белградском телецентре. Среди разбомбленных объектов будут больницы, роддома и школы. Поток албанских беженцев из Косова, ради спасения которых от сербской свирепости Запад формально и начал весь этот кошмар, будет исчисляться сотнями и сотнями тысяч человек. И люди побегут не от слепой мстительности сербов, а от тех же натовских бомб.

«Милосердный Ангел»

«Милосердный Ангел» - кодовое название небесной составляющей карательной операции НАТО в Югославии. На борту американского самолёта невидимки F-117, сбитого в небе над Белградом на третий день их «милосердия» было написано нечто злое. Пилот оказался менее изобретательным, чем те, чьи приказы он исполнял, чего нельзя сказать о наземной обслуге. В пасхальную, апрельскую ночь на обшивке бомб и ракет, прикреплённых к крыльям «милосердных ангелов», летящих на Белград, красовалась надпись – «Счастливой Пасхи».

Разбомбленный Белград, весна 1999 года. Альберт Андиев, тогда двадцатидевятилетний осетин из Владикавказа, впервые оказался в Косово, в начале апреля, в качестве снайпера сербской военной полиции. Пятого мая албанская пуля попала ему в голову, прошла на вылет, забрав с собой его правый глаз. После таких ранений шансов выжить почти нет, однако уже в конце мая Альберт бежал из Белградского военного госпиталя, в Косово, на фронт. Бежал, чтобы разделить с сербами горечь их поражений.

Это не его Родина, но остался жить на этой земле, поскольку понятие справедливость не имеет границ. Он говорит, что воевал за себя.

Та весна в Югославии, особенно в Белграде запомнится надолго. Запомнится, как что-то, что в своё время казалось совершенно невероятным, невозможным. Старики, кстати они единственные, кто понимал, что происходит. Для нас это было начало. Для них это было продолжение.

Шестого апреля 1941 года, в Вербное Воскресенье, в соответствии с приказом Гитлера немецкая авиация начинает ковровую бомбардировку Белграда. Операция носит кодовое название «Кара». Незадолго до этого Белград был объявлен открытым городом. В нём не было югославских войск. На беззащитный город было сброшено 360 тонн бомб, разрушено 682 здания, погибли 2270 тысяч человек. 16-го апреля 1944 года на Пасху в полдень, белградцы, заслышав гул самолётов, высыпали из храмов встречать авиацию союзников. К этому моменту в городе уже почти не осталось немецких войск. В тот день Белград бомбили в несколько заходов около шестисот американских и британских самолётов. Количество погибших, около двух тысяч, ранено свыше тысячи горожан. Число погибших среди немцев не превысили двухсот человек.

24 марта 1999 года авиация НАТО наносит первый ракетно-бомбовый удар по территории Югославии. За время бомбёжек на страну обрушилось двадцать две тысячи тонн взрывчатки. Точные цифры потерь среди гражданского населения до сих пор неизвестны. Наиболее вероятная цифра две с половиной тысячи погибших, среди которых девяносто детей.

Всё уже было готово к войне. Западу нужен был только повод. Его искали и нашли в Косово. Село Рачак. Здесь на окраине населённой албанцами деревни были найдены трупы, которые глава миссии ОБСЕ американец Уокер, сразу назвал бесспорным свидетельством сербского геноцида. Группе учёных под руководством под руководством Хелены Ранты предстояло тогда либо подтвердить, либо опровергнуть выводы американцев. Мистер Уокер был расстроен результатами исследований научной группы.

Попытки Белграда доказать, что на окраине села шёл бой, что среди сорока пяти погибших были главным образом переодетые боевики, были тогда тщетными. Цивилизованное человечество, возмущённое резнёй не видело или не хотело видеть кадры, вырытых окопов с остатками боеприпасов и гранат и убитыми боевиками, бланков с приказами террористов, фотографии живых боевиков в военной форме. Зато все знали как выглядят десятки окоченевших тел, снесённых в деревенскую мечеть, для удобства съемки. По итогам расследования эти тела принадлежали и боевикам и сербским солдатам и жителям деревни. Но это заключение до сих пор не было опубликовано. О его содержании вообще мало кто знает.

Однако выводы экспертов никого тогда уже не интересовали, впрочем, как и всё Косово в целом. Ведь сербы уже согласились вывести из края свои войска. Согласились они и с тем, чтобы в Косово вошли международные силы. Но задача их была другой. Тот момент, когда сербы не позволили НАТО передвигаться по всей стране, припомнили в Рачек, а слова, сказанные там господином Уокером, стали приговором целому народу. 

Те, кто отдавал приказ о начале войны прекрасно знали, что в течении года, предшествовавшего бомбёжкам в мятежной сербской провинции было совершенно больше тысячи террористических актов. Погибли и были ранены сотни полицейских и мирных жителей края разных национальностей. Знали на Западе о том, сколько людей просто исчезло за тот же период. Боевиками было похищено около трёхсот человек. Всё это знали, но продолжали называть бандитов повстанцами, борцами за освобождение Косово.

Камера Нинослава снимала тогда сербов, людей, чьи родственники в тот год исчезали по дороге на почту, в поле, просто на окраине своего села.

Возможно, некоторые из них были найдены позже здесь, в этих печах для обжига близ деревни Клечка, ведь остатки сербов извлечённых из импровизированного албанскими боевиками крематория, тогда опознать не удалось. Таким было Косово накануне войны, которую в НАТО назвали Операцией по принуждению сербов к миру.  

Колоны из десятков тысяч сербов покидали край вслед за войсками, оставляя за собой свои, занимающиеся пламенем деревни. Три месяца нескончаемых бомбардировок вынудили Белград отступить. Армия покидала Косово, вверяя судьбу края миротворцам.

Альберт Андиев уходил из Косово одним из последних. После подписания 10-го июня 1999 года мирного соглашения между Югославией и НАТО, его подразделение прикрывало отход основных сил армии и полиции.

Только за первые три месяца международного военного присутствия в крае было сожжено или разрушено около пятидесяти тысяч домов, свыше восьмидесяти монастырей и церквей, убито более семисот беззащитных людей. Только теперь эта трагедия уже была для Альберта Андиева, его трагедией, ведь у него здесь родился сын, которого назвали Лазарем в честь сербского князя, казнённого турками шестьсот лет назад, здесь на Косовом поле.

- Я здесь защищал мою Родину, говорит Альберт. Если враг пришёл в твой дом, ты должен попытаться остановить его.

 

- Всем известно, кто разжёг все эти войны на территории бывшей Югославии.

Об этом говорит генерал Божидар Делич, самый молодой генерал сербской армии, правда уже в отставке.  Делич был уволен со службы, когда новые либеральные власти страны, отряхивали с ног прах режима Милошевича. В результате чего армия лишилась всего высшего командного состава.

- Вот моё Косово. – Продолжает рассказывать генерал.

- Вы себе не можете представить, как мне было тяжело. Мои войска были полностью готовы к бою. Я родился в Косово. Здесь жили мои предки и родители. Нами тогда принято решение о выводе войск и мы должны были покинуть свои дома и оставить всё и стать беженцами.

В 98-99 годах, тогда ещё полковник Делич командовал сербскими войсками в Косово, прикрывающие самые опасные участки границы с Албанией. Как происходило формирование так называемых Армий Освобождения Косово, откуда появлялось оружие и кто инструктировал боевиков, вся эта информация содержалась в документах, отправленных Деличем в Гаагский трибунал о бывшей Югославии ещё в двухтысячном году.

По словам генерала задолго до начала бомбардировки, был момент, когда Косово уже полностью контролировалось властями. Вот тут- Запад пригрозил бомбами, заставив сербов отвести войска. За соблюдением перемирия должны были следить наблюдатели из ОБСЕ.

- Мы должны были соблюдать это соглашение, - вспоминает генерал.

- И мы отвели армию и полицию. В это самое время террористы свободно возвращались, откапывали оружие, создавали новые подразделения, которые занимали оставленные нашей армией позиции. При этом международные наблюдатели, которые должны были всё это видеть и остановить, они же отвечали за эти территории, ничего не делали и не выполнили свои функции.

Но и это ещё не всё.

Среди документов, представленных генералом суду в Гааге, была видеозапись.

На кадрах – Косово сентябрь 1998 года. В объективе камеры британский лорд Пэдди Эшдаун, член Палаты Лордов, в дальнейшем глав администрации ООН в Боснии и Герцеговине, обвинённый боснийской прессой в сотрудничестве с британской внешней разведкой. Тогда ранней осенью 1998-го, лорд в качестве представителя британского премьера Тони Блэра, инспектировал мирные албанские сёла.

На кадрах видно, как лорд проверяет оружие, автоматы, и утверждает, что его можно использовать «прямо сейчас». И обещает передать пожелания боевиков непосредственно премьер-министру Блэру. Боевики благодарят его, он отвечает: - А, не за что. И желает им удачи. 

 Гаагское правосудие не нашло ничего предосудительного в действиях лорда. Все лишь отметили умелое обращение лорда с оружием, не более того.

- Албанцы знали, что никто их не остановит, - вспоминает Альберт Андиев.

-  И я бы был уверен, если б я был албанцем, что меня там никто не остановит, потому, что в конечном итоге я же знаю, что весь этот цирк был ради меня.

 

- Демонстранты протестуют, - с этих слов албанская журналистка собирается начать репортаж о событиях в Косово, которые даже западная пресса иначе как погрома не называет. Это уже не кинохроника, это двадцать первый век. Кого здесь называют демонстрантами и что называется протестом, при этом кадры съемки демонстрируют, как молодые люди взбираются на купола православного храма, из окон которого валит чёрный дым и с завидным упорством и целеустремленностью буквально скручивают кресты с куполов церкви и бросают их вниз, под ноги, ревущей от удовольствия толпы.

Их здесь много, очень много, несколько тысяч, многие пришли с детьми. Ещё бы не каждый день такое увидишь, последний раз так развлекались летом девяносто девятого, тогда это затянулось почти на год, зато в марте 2004-го уложились в два дня.

За пять лет, прошедших с момента появления на святой косовской земле международных сил до последнего погрома из полутора тысяч  косовских храмов и монастырей, албанцами было разрушено сто тридцать.  А за два дня погромов в марте 2004-го, больше тридцати.

- Вот эти фрагменты, которые я держу.., у меня руки дрожат. Это погибшие фрески тысяча триста пятнадцатого года. – говорит на камеру Любиша Фолич, архитектор-реставратор.

 

Уже на следующий день на Западе будут говорить об экстремистах, о погромщиках, однако за участие в событиях семнадцатого марта из пятидесяти тысяч погромщиков под суд попали лишь трое. Наказание – штраф за хулиганство, двести евро. Вот что такое Косово вначале двадцать первого века.

Многочисленные свидетельства пострадавших от бесчинств погромщиков, пожилых женщин, стариков, всех кому не повезло попасться под горячую руку албанских беспредельщиков, так никем и не были рассмотрены.

В апреле сорок первого немцы оккупировали Югославию. Вместо сегодняшних пяти зон ответственности, её территория была поделена между Германией и Италией. При их попустительстве было создано первое албанское правительство. Как следствие началось истребление сербов и уже в октябре православный монастырь Девич,  Косово, основанный в пятнадцатом веке был полностью разрушен. В 2007 году восьмидесятилетняя сестра Марина, старейшая из семи монахинь этого женского монастыря, ходит по таким же развалинам своей обители, пытаясь хоть как-то вдохнуть жизнь в эти груды обломков. «Великая Албания» - нацарапано гвоздь на чёрной копоти стен.

18-го марта 2004 года в полдень албанцы попытались ворваться в монастырь. Французские солдаты, размещённые здесь для охраны, тогда предпочли не связываться. Вместо того, чтобы защитить обитель вместе с монахинями, они поступили проще, забрали женщин и ушли сами.

 

Нинослав, тогда через неделю, после погрома, снимал возвращение монахинь в свою обитель. Правда, две старшие, которым было за восемьдесят, вскорости умерли, для них круг замкнулся, ведь тогда в марте сгорели шестьдесят лет их жизни.

Монастырь был восстановлен лишь частично, один корпус и покрыли церковь. Колоколов нет, но монахини справляют службу и продолжают жить в монастыре. Каким-то чудом сохранилась икона, написанная шестьсот лет назад. В темноте обугленных стен монастыря, по сей день находятся свидетельства звериной ненависти нападавших.

Сейчас среди тех, кто охраняет обитель, нет никого из участников мартовской трагедии 2004-го. Сербского солдаты не знают, а те кто их должен инструктировать вряд ли расскажут французским солдатам о том, как бесновалась толпа вокруг пылающего храма, той весной. Как на этой самом дворе, в течении трёх дней на глазах перепуганных монахинь избивали монастырского священника в июле 1999-го.

Никто не покажет им и эту старую фотографию, под ней подпись: Албанский солдат дивизии СС убивает монастырского священника, осень сорок первого.

В период с 1915-го по 1918 год, в Косове албанскими националистами убиты 22 православных священника. А за четыре года фашистской оккупации 24 священнослужителя. Разграблено, сожжено и разрушено 26 храмов и монастырей.

 

«Необходимо приложить усилия к тому, чтобы всех сербов-старожилов из Косово выгнать, отправить в концлагеря на территории Албании. А сербов-переселенцев надо убивать». М.Крой 1942 год. Директива премьер-министра нацистской великой Албании.

 

За время оккупации края погибло около пятнадцати тысяч сербов, около ста тысяч изгнано.

 К началу второй мировой войны сербы уже составляли не более половины населения Косово. Десять процентов бесследно исчезли в горниле истории. А за годы оккупации их численность сократилась в два раза. Давление на них не прекращалось и после победы. Власти запрещали изгнанным сербам возвращаться в Косово. В итоге к концу восьмидесятых сербы составляли лишь 10 процентов. Позже после ввода в край международных сил, сербы и черногорцы, загнанные в анклавы, это не более пяти процентов от населения края. И их количество неуклонно сокращается.

Сербские анклавы в Косово, Гетто в центре Европы в двадцать первом веке. Территории живущие от погрома до погрома. Нет никакой пограничной черты. Территория ограничена только страхом тех, кто в них существует и ненавистью тех, кто их создавал и страшным опытом людей, которые рискнули их пересечь и не вернулись обратно.

 

Что такое жизнь в гетто Митра знает лучше многих. Профессор русского языка беженка Митра Релич ещё в 96-ом переселилась в Косово из лагеря сербских беженцев на севере страны. Её опыт начинался в 92-ом в горящем сарае в Боснии. Верующая женщина, спасаясь от бесконечной войны и ненависти, стремилась оказаться поближе к Косовским святыням. Она поселилась в Приштины, городе в котором на тот момент жило сорок тысяч сербов. В 99-ом их было уже 400, в 2003-ем – двести. 18-го марта 2004-го, в самый разгар погрома был момент, когда в городе из сербов она осталась одна.

- Я боролась, понимаете, когда была слабее, я тогда боролась. – Говорит мирта на камеру.

И ещё она умеет молчать.

- А албанцы ведут себя совсем по-другому. Они когда сильнее, уничтожают до последнего, а когда они чувствуют себя слабыми, они именно слабые.

 

В тот день её спасли, спасли одной из последних. Вывезли из города, спустя почти сутки после начала погрома. Сейчас она живёт в самом крупном из сербских анклавов Косовска-Митровице, в городе, разделённом на две части северную сербскую и южную албанскую. Здесь по этой реке проходит ощутимая граница между чем-то большим, чем просто два не ужившихся вместе народа.

И именно туда, в другой враждебный для неё мир, хотя бы раз в неделю отправляется Митра Релич.  Она говорит, что Бог ей всегда помогает почувствовать опасность, при этом мы видим как она ухаживает за брошенными могилами сербов. Ведь она считает, что народ жив до тех пор, пока есть кому ухаживать за могилами предков.

Скрываясь за разбитыми могильными обелисками, она раскуривает ладан. Затем переходя от одной могилы к другой, скрупулезно переписывает в тетрадь имена тех, кто по её словам, был обречён умереть дважды, первый раз, когда умер, второй, когда попытались уничтожить память о том, что он когда-то жил.

- С 99-го да, одновременно с приходом международных сил, албанцы параллельно с уничтожением сербов, стали уничтожать кладбища.

 

Ровные ряды металлических контейнеров, здесь живут сербы-беженцы.

Душка Перич, 84 года, показывает своё нехитрое хозяйство.

-Что в кастрюле?

-Да, ничего. Вода. Все так живём. Я жила в другой стране и видела, как горят дома моих детей. Там теперь нет ни одного дома. У меня нет ни одного динара хлеба купить.

 

Рай. Здесь на небольшом клочке, огороженном на территории бывшей овощной базы, недалеко от Приштины он обретает свои реальные очертания. Это лагерь беженцев.

Здесь в нескольких километрах от своих пепелищ, выживают те, чьи анклавы не пережили последних погромов. Тем, кто оказался здесь, бежать было некуда. Эти люди сами себя называют консервами, то есть, живущие в металлических контейнерах за колючей проволокой. Их не надо даже убивать. Достаточно просто отключить свет и не привести воду. Забыть и не дать им еды. Жизнь поддерживается только воспоминаниями о несуществующем доме, про возвращение в который даже подумать страшно.

 

С момента окончания бомбардировок прошло 15 лет. В 2008-ом Косово провозгласило независимость. И на данный момент её признали свыше 100 государств. В 2010 году международный суд в Гааге легализовал косовскую независимость, а вместе с ней и все преступления и жертвы, положенные в её основание. Так и не расследованной осталась история исчезновения сотен косовских сербов. Нет и никаких результатов и в деле о торговле их органами. НАТО не только не признаёт своей ответственности за гибель тысяч мирных граждан Сербии, но и ведёт активную работу по втягиванию разбомблённой ею страны, в свои ряды.

 

Горан Петрониевич – известный белградский адвокат. В2000 году, незадолго до переворота, в Белграде, он в качестве окружного судьи, возглавлял коллегию судей, вынесших приговор всем тем, кто принимал решение о начале бомбардировок Югославии. 

Среди обвинённых – Билл Клинтон, Мадлен Олбрайт, Тони Блэр, Хавьер Солана и Уэсли Кларк. В соответствии с приговором Белградского окружного суда от 21 сентября 2000 года, все они были осуждены на 20 лет заключения.

 

Окрестности родного городка Горана Петрониевича, Куршумлия, что в нескольких километрах от административной границы с Косовом, в то время подверглись массированным бомбёжкам.

- Наш приговор был аннулирован новыми властями Сербии сразу после так называемой революции в октябре 2001 года – переворота, который очень сильно напоминает те события, которые мы сегодня наблюдаем в Киеве. – Говорит Горан Петрониевич.

- Сейчас уже не секрет, что те события в Белграде и финансировались Западом. Цель – завершить то, что им тогда не удалось сделать бомбами: окончательно поставить страну под контроль и обеспечить себе тыл для дальнейшего продвижения в сторону России. Нами были собраны неопровержимые доказательства преступлений НАТО против гражданского населения. Соотношения жертв – один военный к пяти гражданским – говорит само за себя.

В пятнадцатую годовщину Горан Петрониевич, встретился со своими земляками, чтобы памянуть погибших под бомбами, замученных боевиками и пропавших без вести в той мясорубке, которую устроил Запад сербскому народу. Эти люди 15 лет ждавшие справедливого наказания всем виновным в гибели их родственников, друзей и соседей, но которые так и этого и не дождались, воодушевлены тем, что эти самые силы, виновные в трагедии целого народа, наконец, получили достойный отпор в лице Крыма. И с огромным интересом и сопереживанием следят за событиями в Донбассе, в надежде на то, что и здесь у Запада обломится.

 

Что хочется сказать в заключении. То, что происходило 15 лет назад в Югославии, и то, что сегодня происходит на земле Донбасса – результат действия одних и тех же дьявольских сил. Цель одна – уничтожить Россию. Надеюсь, что понимание этого, послужит не только защитой мирной жизни миллионов граждан России, Крыма, Донбасса и даже Украины, но и позволит победить нам в борьбе с нечистью и гнилью западных идеалов, посягающих на нашу жизнь и на нашу землю и нашу душу.

Красной чертой через все события, растянутые по времени десятками и даже сотнями лет, проходит активизация чёрных сил весной перед каждой Пасхой. Они хотят не только уничтожить этот светлый православный Праздник, но и стереть его из нашей родовой памяти, превратив нас в бездушных рабов, послушно, исполняющих их волю.

Но нам нечего бояться, поскольку с нами Бог, наш Бог, а не их Мамон и Золотой телец и пока мы несём веру в него в своих сердцах, мы для них непобедимы.

 

Радостной Пасхи, Вам мои Земляки и всем, кто несёт в своём сердце частичку божественной любви не только к ближнему своему, но ко всему этому миру, созданным нашим Прародителем.

 

***

 

 

 

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: скиф (12.04.2015) | Автор: Валерий Сифоров
Просмотров: 192 | Теги: Югославия | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный хостинг uCoz